От величавого до забавного: неведомые факты из жизни узнаваемых людей открывает Президентская библиотека — lets-store.ru

Электрический фонд Президентской библиотеки, насчитывающий сейчас наиболее 600 тыщ единиц хранения, не случаем именуют государственной сокровищницей истории Рф, а оцифрованные спецами библиотеки документы и книжки – «прописанными в вечности». Тут можно отыскать и королевские указы, и 1-ые издания типографии Ивана Фёдорова, и официальные биографии выдающихся муниципальных деятелей, и малоизвестные факты из их жизни. В данной нам «истории в гб» также нашлось пространство смешным случаям и курьёзам, которые иногда происходили с сильными мира этого.

Вот что, а именно, можно выяснить о первом императоре Рф из источников Президентской библиотеки.

…Однажды Пётр I «от пристани Архангельской выехал в океан, и таковая ужасная поднялась буря, что все с ним бывшие пришли в чрезвычайный кошмар, – пишет И. Голиков в книжке из электрического фонда Президентской библиотеки „Дополнение к Деяниям Петра Великаго. Т. 17. Содержащее смешные рассказы, касающиеся до этого великаго сударя“ (1796). – Один лишь сударь казался нечувствительным к ярости свирепствующего моря. Он пошёл к кормщику, тому Нюхонскому крестьянину Антилу Панову; когда сударь стал указывать, куда обязано направлять судно, тот с грубостию отвечал ему: поди, пожалуй, прочь, я ведаю, куда правлю. Управил он щастливо судно меж подводных каменьев, пристал к берегу, тогда Монарх подошёл к сему Антилу: помнишь ли ты, брат, какими словами на судне меня отпотчевал? Крестьянин сей в ужасе пал к ногам Монарха, признался в грубости собственной и просил помилования. Величавый сударь поднял его сам и, трижды поцеловав в голову, произнес: ты не повинет ни в чём, друг мой; и я должен ещё благодарностию для тебя за твой ответ и искусство твоё. И обусловил ему годичную до погибели его пенсию».

Пётр I бывал в зарубежных путешествиях почаще кого-то из собственных сподвижников, но тяжело заподозрить российского царя в слепой любви к всему зарубежному: прогуливался морем и сушей в чужие страны едино из желания просветить и модернизировать своё правительство. В 1690 году был обнародован указ, дозволяющий дворянству путешествовать вне Отечества и предписывающий любому до поездки являться к царю для получения наставления: «что ему, по состоянию и возможностям, замечать и чему более обучаться».

В 1717 году Пётр Величавый посетил Париж. И совершенно не в погоне за красотами и приключениями, описанными эпикурейцем Лефортом, о которых шепталась за спиной сударя окружение. Из электрической копии книжки М. Полуденского «Пётр Величавый в Париже» (1865) из фонда Президентской библиотеки можно выяснить, что больше всего занимало правителя в этом городке: «В десятом часу вечера Пётр и сопровождавший его маршал Тессе приехали в Париж и тормознули в Лувре, в комнатах покойной вдовствующей царицы. Здесь Пётр пробыл с три четверти часа, поглядел на два стола, накрытые на 60 человек, задал вопрос хлеба и редьки, испил два стакана пива и отправился в дом маршала Виллероа, в каком намеревался жить. От Лувра он отказался и просил, чтоб его не стесняли в его действиях; по-видимому, ему показалось помещение в Лувре очень прекрасным, и он уехал».

В 1-ый денек по приезде его царское величество изволил быть на производствах, «где делают шпалеры, был в анатомии, на стеклянных заводах… Правитель удостоил своим посещением академию, с энтузиазмом оглядел все выставленные ему машинки. Мастер математических инструментов Бутерфильд гласил с Петром по-голландски, без переводчика; правитель заказал ему несколько инструментов… По возвращении в Россию Пётр получил весть о избрании его членом Парижской Академии Наук».

Будучи в Париже, сударь отдал приказ создать для гренадёров баню на берегу Сены, «чтобы они могли опосля пару купаться». Такое необычное зрелище завлекло огромное количество зевак. Французы с удивлением смотрели, как бойцы, разгорячённые банным паром, кидались в реку, плавали и ныряли. Царский бюрократ Вертон, приставленный к русскому императору, просил Петра «бесчинство это запретить, по другому все перемрут». Сударь, расхохотавшись, отвечал: «Не опасайтесь, мсье Вертон. Бойцы от французского воздуха несколько ослабели – итак вот и закаливают себя русскою баней. У нас это бывает и зимою – привычку таковую имеем…».

…Смешные и драматические, малоизвестные и так пользующиеся популярностью, что их приписывают народному творчеству, но постоянно настоящие факты из российскей истории вы сможете отыскать в электрических копиях неповторимых изданий, хранящихся в фонде Президентской библиотеки.

Источник: russia-on.ru

Ещё новости

Добавить комментарий