Как в Рф делают японские шины Bridgestone и при чем тут янки — lets-store.ru

Приглашение посетить русский завод Bridgestone я принял не без колебаний. С одной стороны, визит на современное создание, тем наиболее новое, постоянно может преподнести любознательные сюрпризы. В то же время принципный процесс производства шин не поменялся, а означает результатом поездки в очередной раз будет сага о том, как каучуки, сажа, сера, полимеры и т. д. преобразуются в сверхтехнологичный продукт. «Скучновато…» — с таковыми идеями я и отправился в Ульяновск.

Станислав Шустицкий

Все встало на пространство благодаря первым лицам. Нет, не страны, а русского консульства Bridgestone — намедни посещения завода у меня свершилась беседа с генеральным директором «Бриджстоун Наша родина и СНГ (Содружество Независимых Государств — региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР)» Джеффри Гловером. Факт сам по для себя увлекательный: русский завод японской компании, локальный кабинет которой возглавляет янки. Но Джеффри полностью уверен в том, что различие культур и индивидуальности ведения бизнеса ни в коей мере не мешают, а напротив, обогащают процесс, делают его наиболее удачным: «Все дело в поддержании баланса. Я стараюсь брать из различных источников самое наилучшее и привношу что-то свое. И вот тут как раз и важен баланс. Если в суп добавить очень много орегано, это навряд ли будет смачно. Соединять необходимо весьма аккуратненько». А еще Джеффри Гловер гласил, что, невзирая на успешную работу завода, настало время внести конфигурации в культуру производства. К примеру, расширить область ответственности операторов. Да и с управления спрос особенный: «Мы тут не для того, чтоб решать все задачи — мы должны помогать людям управляться с неуввязками, обучить их договариваться друг с другом». О науке управлять Джеффри готов гласить часами, но я пробовал в цифрах, фактах и философских отступлениях отыскать изюминку уникальности японского завода, построенного в русском Ульяновске. «С сиим все просто, — резюмировал Джеффри. — Когда жители страны восходящего солнца начали тут строить завод, они сходу решили внедрять на этом производстве самые современные технологии. И это опыт, который позже можно будет внедрять на остальных заводах компании. К примеру, неповторимая разработка компаунда зимних шин — Multicell. Ее можно было привезти из Стране восходящего солнца, но она нормально подступает для рынков с жестокими зимними критериями. А означает, нам и карты в руки».

Чисто и много места. Самолеты бы тут собирать. А ведь это участок резиносмешения.

Конец производства — цех вулканизации. Дальше лишь контроль и учет.

Вот так смотрится «зеленоватая» шина.

И ВСЕ-ТАКИ ЯПОНИЯ…

Обычно, посещение заводов по производству шин начинается либо с экскурса в историю компании, либо с выставки достижений. В Ульяновске все начинается с зания японской производственной философии, выдуманной еще основоположником компании Сёдзиро Исибаси. Философии, которая не изменяется в протяжении уже почти всех лет и постулаты которой и по сей денек работают очень отлично. В переводе с японского миссия компании определяется так: «Служение обществу продуктами наивысшего свойства». Это не попросту декларация — верно определены методы, помогающие достижению цели: «Целостность и работа в команде», «Творческие инновации», «Принятие решений исходя из наблюдений на месте», «Решительные деяния опосля кропотливого планирования». При всем этом самым массивным столпом, на котором базируется производственная культура, является сохранность. При этом сохранность всеобъятная: это касается и служащих, работающих на предприятии, и потребителей продукции Bridgestone. Обеспечение сохранности базируется на полностью определенных методиках, но японская философия содействует тому, что персонал эти постулаты не попросту запоминает, да и обязательно делает. Методика 3S диктует поддержание в порядке рабочего места: чистота и ничего излишнего. KY — предвидение рисков, а RA — их своевременная оценка. Но самое принципиальное в том, что все это не является обычным, «под роспись», инструктажем по технике сохранности. Опосля урока по философии я был сопровожден в специальную зону, где прошел настоящий тренинг. Повисел на стропах системы, защищающей при падении с высоты, повторил порядок действий при работе с пневматическим и электрооборудованием. И лишь опосля этого отправился… Нет, не в цеха по производству шин, а в вотчину прелестной Полины — управляющего лаборатории материалов. Правда, без японской философии не обошлось и здесь.

Неповторимый сборочный поток впечатляет.

На этих станциях шины проходят первую стадию контроля — визуальную.

ХИМИЯ И ФИЗИКА

Очередной ценность Bridgestone — «Создание потребительской ценности и доверия». Как этого достигнуть? «Дан-Тоцу» (возможность стать наилучшим из наилучших) достигается через инновации, и «Кайдзен» (улучшение действий). Конечная цель — «Канпеки» (приход к совершенству). Правда же, просто? И независимо от того, в какой точке земного шара размещен завод Bridgestone, «Дан-Тоцу» постоянно достигается через «Кайдзен», что дозволяет вне зависимости от географии выпускать продукты схожего и постоянно высочайшего свойства. Но движение к «Канпеки» начинается с малого, хотя ни в одной из стадий производства Bridgestone мелочей нет.

Сортировка готовых шин ведется по бар-кодам в автоматическом режиме.

Полина снабжает меня защитными очками и перчатками, проводит подробный инструктаж по работе с химикатами и лабораторным оборудованием. Лишь опосля этого допускает к опытам. Реакция на содержание бора в соли кобальта, определение точки плавления и точки каплепадения компонент, способность к абсорбции саж разной зернистости… Имя сиим тестам — легион. Дело в том, что все сырье, поступающее на завод, проходит кропотливую проверку. Каучуки, активаторы, ускорители, сажа, текстильный корд, проволока… Пробы для исследовательских работ отбираются опосля каждой отгрузки. «Без допуска лаборатории ни один из компонент в создание не поступает, а отчет о результатах проверки всякого лаборанта фиксируется в единой заводской системе», — ведает Полина. Опосля что перебегает к урокам физики — в лаборатории контролируется каждое звено технологической цепочки по сборке «зеленоватой» шины. Пробы отбираются из всякого замеса резиновой консистенции. Эталоны резинового полотна, выходящего из миксера, проходят неотклонимую проверку на вязкость, плотность, строится кривая вулканизации. По мере необходимости по запросам технологов проводится расширенный анализ. Опосля этого эталоны испытываются на упругость, растяжение и разрыв. Очередной опыт, который дает мне сделать Полина, это проверка адгезии нитей текстильного корда с резиновой лентой. Намотка корда, спекание эталона, вырывание нитей на специальной установке… К слову, эталон у меня вышел так для себя, в связи с чем созрел вопросец о квалификации персонала лаборатории. Как и эталон, вопросец тоже подкачал, но Полина ответила: «От уровня компетенции нашего персонала зависит свойство продукции завода и, как следствие, удовлетворенность наших потребителей. В том числе и их сохранность». Исчерпывающе… Я с наслаждением продолжил бы свое обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) под управлением Полины, но отказ от посещения производственных площадей был неосуществим.

КАЧЕСТВО И БЕЗОПАСНОСТЬ

Если гласить о изюминке, которую постоянно охото отыскать в описаниях промышленных действий, на заводе Bridgestone в Ульяновске — это неповторимая система автоматической транспортировки шин. Приблизительно так кинематографисты 70‑х представляли все фабрики дальнего грядущего: потоки продукции проплывают по фактически пустым цехам. А в случае с заводом Bridgestone не только лишь любая модель, да и любой типоразмер верно понимает собственный путь следования. Персонал в цехах, естественно же, находится, но передвижение людей по особым пешеходным зонам тоже особенно: пересечение перекрестков тут сопровождается жестами. Это тоже фишка Bridgestone — на переходе необходимо убедиться в отсутствии передвигающегося транспорта, а жест рукою, провождающий поворот головы, содействует концентрации внимания.

До этого чем войти в цех, необходимо пройти курс техники сохранности.

Пройдя по технологическим постам, опять попадаю в закулисье — лабораторию контроля свойства готовой продукции. Тут продукция тестируется как на шаге опытнейшего производства, так и на стадии массового выпуска. Для всякого типоразмера тут проводится десяток тестов, в которых проверяются физические характеристики шин, анализируется площадь пятна контакта, проверяются точность габаритов и давление, с которой шина устанавливается на диск. К слову, диски тут особые, усиленные, система которых исключает деформации. Это принципиально, потому что 50 % тестов проводятся на смонтированных колесах. Есть даже проверка на способность шин снимать электростатический заряд с кара. А вот слайсер, на котором уже готовая шина разрезается в поперечном сечении, и эталоны отправляются в лабораторию, где все составляющие конструкции проверяются на корректность расположения относительно друг дружку и на крепкость соединения слоев — брекера с каркасом, протектора с брекером и т. п. Либо оборудование для анализа размеров и очертаний пятна контакта — снятые с шины характеристики сравниваются с эталонными показателями, определяемыми европейским техническим центром Bridgestone. Эталоны, прошедшие тесты, хранятся в течение долгого времени, потому постоянно есть возможность «отмотать вспять» и перепроверить эталон с хоть какой фазы испытаний. Есть на заводе оборудование и для динамических проверок. На этих щитах проводятся высокоскоростные тесты, проверяется крепкость борта, тестируется износостойкость шины при пониженном давлении. Необходимо отметить, что все испытания проводятся в согласовании со эталонами Bridgestone, которые куда наиболее твердые, нежели общие международные требования.

Что именуется, вспомяни школу… Лишь уровень ответственности зашкаливает.

Вот так, по «выкройкам» готовятся лабораторные эталоны.

И вновь цех, точнее, участок финишных проверок готовой продукции. В большей части технологических операций на заводе в Ульяновске человечий фактор исключен, но на этом участке проверка начинается с инспекции «вручную». И через руки работающих тут служащих проходит 100 % выпускаемой продукции. Работа с каждым изделием включает несколько стадий: убираются остатки заусениц от пресс-форм, не «добритые» автоматическим триммером, потом проверка по схеме борт — боковина — зона плеча — внутренняя часть. Предложили и мне отыскать недостатки в уже отбракованных шинах. Из 4 образцов отыскал незначимый брак только в одной. Минут за 5 и не без подсказки. Сотрудники завода меня успокоили в том плане, что я не совершенно безнадежен — операторы зрительного контроля обучаются около 4 месяцев, потом сдают тест для доказательства компетенции и только опосля этого преступают к самостоятельной работе. А шины опосля осмотра отправляются на контроль инструментальный. При этом проверку с помощью лазерных детекторов шины проходят в надутом состоянии. На одном станке можно сразу инспектировать шины 4 различных размеров. Не типоразмеров, а конкретно размеров — другими словами любые размеры с посадочным поперечником в 14 дюймов, так же в 15, 16… Выход с завода продукции несоответствующего свойства фактически неосуществим.

Уже по дороге в аэропорт я изловил себя на мысли, что возвращаюсь с суперсовременного и наукоемкого производства. И это при том, что мимо экструдеров, каландров, участков сборки и вулканизации я проходил резвым шагом, особо не отвлекаясь на рождение «зеленоватых» шин, волшебным образом появляющихся из резиновых полотнищ, и не бросая восхищенных взглядов на дымящиеся опосля объятий пресс-форм свежеиспеченные покрышки. Сейчас самое увлекательное оказалось в классе для зания японской философии и в тиши лаборатории. Там, куда далековато не постоянно ступает нога визитера. За кулисами.

КРАТКАЯ СПРАВКА О ЗАВОДЕ

ООО «Бриджстоун Тайер Мануфэкчуринг СНГ (Содружество Независимых Государств — региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР)» основано в апреле 2013 г.
Коммерческое создание стартовало в декабре 2016 г.
Общий размер инвестиций составил 12,5 миллиардов рублей.
Проектная мощность завода — 12 тыщ шин в денек.
На заводе работают приблизительно 800 служащих.
Общая земля завода составляет 80,6 га.
Имеющиеся у завода международные сертификаты: IATF 16949:2016,
ISO 14001, ISO 45001, GOST ISO 17025.
Старт экспорта нешипованных зимних шин Blizzak Ice в страны Скандинавии — август 2019 г.

    Bridgestoneзаводпроизводство в Россиишины

Источник: 5koleso.ru

Ещё новости

Добавить комментарий